Задать вопрос

Вам отказали в лекарствах?!

Бесплатная консультация онкологов и онкогематологов

Перейти к содержимому

Горячая линия:

8 800 200 2 200

с 9 до 21 часа

Узнать больше...


Редактор





История победы над раком

14 Октябрь 2014 · - - - - - · 903 Просмотров


История победы над раком Во время болезни Марине Румянцевой очень не хватало поддержки людей, которые пережили рак. Хороших примеров, которые бы не давали думать о болезни как о приговоре. И знаний о том, что с ней происходит.

Марина выздоровела. И сегодня она сама стала для пациентов таким человеком, которого хотела бы видеть рядом тогда. Она возглавляет отделение Движения против рака в Санкт-Петербурге, организует школы пациентов, поддерживает тех, кто болен и их родственников, навещает их в больнице, разговаривает, помогает разобраться в проблемах.

Марина - ухоженная, эффектная женщина. Про нее никогда не скажешь, что она была пациенткой. Она эмоциональная, веселая, смеется, шутит, иронична к себе и очень мила. Рассказывает о болезни она часто, когда встречается с пациентами, но все равно для нее это волнительно. Испытание было тяжелым, она не делает вид, что это было легко. Ей важно рассказать, что это преодолимо, что нужно правильно настроиться и жизнь может перемениться. «До постановки диагноза я была такой «рабочей лошадкой». Рассчитывала только на свои силы и не сомневалась, что должна на себе тащить семью: муж, ребенок, работа в бухгалтерии, дополнительные подработки, дом. Каждый день – заботы, которые поглощали всю меня. Я даже смеяться не умела, представляете?!»

Представить Марину без улыбки и задорных искорок во взгляде очень трудно. В 48 лет жизнь Марины изменилась. Она стала плохо себя чувствовать, быстро уставать, с невероятным трудом просыпалась утром и силой заставляла себя вставать с постели. Этот период длился несколько месяцев, а причина все еще была непонятна. А потом Марина сама обнаружила у себя в груди «шишку». «Недели две тряслась от страха, успокаивала, что, может быть, это доброкачественное, рассосется, а потом поняла, что нужно бежать к врачу». Надо сказать, Марина ежегодно, а иногда и чаще, обследовалась у гинеколога, но маммографию не делала, поскольку не получала таких назначений. Считается, что после 40 лет обследование груди стоит проводить раз в два года, но доктора, к которым попадала Марина, ограничивались лишь ручным обследованием и говорили ей, что все хорошо.

Понимая, что на этот раз все иначе, Марина пошла в свою районную поликлинику в Санкт-Петербурге. Маммография показала обширный фиброматоз молочной железы. «Пока сидела в очереди к онкологу, насмотрелась на счастливых женщин, вылетающих из его кабинета, словно птицы из клетки на свободу. И мне доктор вопреки всякой логике тоже сказал, что у меня все в порядке», – вспоминает Марина, которая в тот момент была совершенно сбита с толку. Она дошла уже до двери, но вернулась назад: «Напишите мне справку, что я здорова!» Врач изумленно по- смотрел на нее: «У вас же нет диагноза». Но Марина не сдавалась: «И куда мне идти?» Ответом, без дальнейших обследований, стало направление в онкодиспансер. Обстановка в онкодиспансере была эмоционально тяжелой. Его узкие коридоры наполнены напряженными, потерянными женщинами в ожидании своей очереди. Негатив проявлялся буквально во всем, и в первую очередь, как показалось Марине, в отношении врачей к пациентам. Они оказались рассержены даже тем, что она пришла на биопсию вместе с мужем, который ее поддерживал. После биопсии на приеме онколог объявил: «У вас найдены раковые клетки, это рак».

Марина попросила выписку с диагнозом, так как здесь лечиться было страшно. «Честно говоря, я совсем не понимала, куда идти дальше. Жаль, что с самого начала не было ничего подобного, как сейчас наше Движение против рака, горячая линия которого дает ответы на все вопросы уже при первом разговоре», – рассказывает Марина. В воображении она уже успела себя похоронить, терзаясь мыслями о том, как без нее останутся ее муж и сын. Никто из специалистов, у которых она побывала, не описал ей ее состояния и не дал представления о том, каковы ее шансы победить болезнь.

Будучи уверенной в том, что она неизлечима, Марина все-таки записалась на прием к платному онкологу. Врач оказался молодым, но уже защитил кандидатскую в НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова. Сделав пациентке УЗИ, он наконец рассказал ей о том, что ее ждет операция, а затем лечение, и направил на консультацию к выдающемуся хирургу академику Владимиру Федоровичу Семиглазову. После осмотра академик сказал Марине: «Срочно оформляйтесь! Третья стадия». А уже в коридоре пояснил: «Не переживайте, это у вас не третья стадия, это отек после биопсии!» «А сколько мне осталось жить?» был одним из вопросов, который Марина задала своему врачу в хирургическом отделении НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова. А он ответил: «А вы знаете, и кирпич на голову может упасть». «Это меня так развеселило, не знаю почему, и у меня после этого момента началась переоценка. Правильно он сказал: никогда не знаешь заранее, у кого какая судьба. И я поняла, что, несмотря ни на что, мне надо как-то поменяться и обязательно успокоиться». Тогда Марина взяла больничный, перестала разрываться между работой и врачами, и ей сразу стало легче. По дороге на обследования читала анекдоты и, когда было очень смешно, не стеснялась хохотать в голос. Приходя в палату, всех подбадривала, старалась быть оптимисткой и всех настраивать на лечение и борьбу.

«Операция и химиотерапия – это, конечно, очень сложно. На лучевой терапии полегче, но тоже не сахар. Рядом в палате рыдают, а в нашей хохочут. Болезнь помогла мне измениться. Я стала во всем искать положительные стороны». Наши волонтеры, бывшие пациенты, часто говорят, что болезнь помогла им начать новую жизнь. Более открытую, честную, правильную и даже более счастливую. Потому что теперь они умеют ценить и беречь важное, а неважное просто не замечают. В больнице Марина нашла новых подруг, они собирались вместе: ели фрукты, делились хорошими и добрыми историями, болтали и смеялись; утром все вместе вы- ходили в коридор делать зарядку, руку разрабатывать, и к ним присоединялись и другие пациентки. По ночам всегда бывает страшно. Это и здоровые люди могут рассказать. А для пациентов в онкологическом отделении ночь – это особое время. Приходится оставаться в тишине и наедине с болезнью. У каждого свой рецепт, как пережить это время. Марина читала молитвы вновь и вновь, 10, 15, 20 раз подряд, пока из головы не уйдут все плохие мысли и переживания. В отличие от многих людей, которые приходят к религии во время болезни, Марина давно была верующим человеком. «Священники, как и обычные люди, бывают разные. Кто-то называет рак испытанием веры, кто-то – наказанием за грехи, кто-то – уроком. Даже среди тех, кто прислуживает в церкви, есть люди, считающие, будто онкологический больной одержим дьяволом. Их не нужно слушать! Общайтесь только с таким батюшкой, который даст вам надежду и веру на выздоровление, поддержит и принесет успокоение!»

Пациентки с диагнозом «рак молочной железы» очень боятся потерять женственность. Боятся, что мужья от них отвернутся, что семья разрушится. Так иногда бывает. Но семьи рушатся и без плохих диагнозов. А бывает наоборот – семьи становятся крепче, отношения – прочнее, любовь – благодарнее.

На протяжении всего лечения муж был рядом с Мариной – ночевал в больнице, почти на руках относил ее на уколы после химиотерапии. Верил в нее и не позволял сомневаться самой. «Если бы не он, я не знаю...» – начинает свою мысль Марина, но не может ее закончить из-за подступивших слез, нахлынувшей нежности. Диагноз был поставлен Марине в конце июля 2005 года, лечение закончилось в мае 2006-го, то есть 8 лет назад. Потом она пила гормональные препараты. Некоторые лекарства покупала на свои деньги, чтобы не принимать дешевые аналоги, после которых бывают случаи рецидивов. О том, сколько денег было потрачено, Марина даже думать не хочет. Главное – все прошло хорошо, без метастазов. «Конечно, опухоли и их стадии бывают разные. Но я уверена, что, если человеку выпало такое испытание, он может с ним справиться и победить. Для этого нужен оптимизм. Думая о плохом, мы его сами притягиваем. Профессиональная психологическая поддержка нужна обязательно. Позиция «я сама себе психолог» очень опасна». Однажды в очереди на химиотерапию Марина познакомилась с Анной Ларионовой, они стали поддерживать друг друга, тесно общаться, делиться информацией. Они стали основой отделения Движения в Санкт-Петербурге. Она была одной из первых, кто начал общаться с пациентами, помогать решать их проблемы, проблемы с лекарствами, поддерживать их психологически, настраивать на излечение. Сейчас работа с пациентами очень много значит для Марины, ей хочется помочь всем, чем только возможно: поддержать, рассказать, наставить.

«Конечно, опухоли и их стадии бывают разные. Но я уверена, что, если человеку выпало такое испытание, он может с ним справиться и победить. Для этого нужен оптимизм. Думая о плохом, мы его сами притягиваем. Профессиональная психологическая поддержка нужна обязательно. Позиция «я сама себе психолог» очень опасна».

Ее энтузиазм и терпение потрясают, поскольку общаться приходится с очень сложными людьми, находящимися в состоянии шока, депрессии, истерики и подчас полной невменяемости. Некоторых из них Марина буквально за руку водит по врачам, другим дает четкие наставления. Но главное – она каждый раз доказывает им, что можно выздороветь.



Комментировать

Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

быстровозводимые здания из металлоконструкций цена от Строительство быстровозводимых ангаров из металлоконструкций быстро в заводский условиях Монтажник

Дата: 29 Июн 2016 14:37

проектирование ангаров от проектирование зданий различной сложности быстро на заводе Монтажник

Дата: 18 Авг 2016 09:03