Задать вопрос

Вам отказали в лекарствах?!

Бесплатная консультация онкологов и онкогематологов

Перейти к содержимому

Горячая линия:

8 800 200 2 200

с 9 до 21 часа

Узнать больше...


Редактор





От четвёртой стадии - к восточным танцам

23 Январь 2015 · - - - - - · 748 Просмотров


От четвёртой стадии - к восточным танцам Когда сыну Алены Присяжной Мише исполнился год, Алена узнала, что у нее лимфома четвертой стадии. Однако несмотря на неутешительные прогнозы, ей удалось не только справиться с болезнью, но и освоить специальность тренера по фитнесу.

Алена вспоминает, что болезнь начала проявляться, когда Мише было полгода: на ногах и под грудью появились раны, которые очень чесались. Зуд и раны под грудью Алена объясняла себе как результат того, что она кормит малыша грудью. Затем она начала резко терять вес - за несколько месяцев похудела на 10 килограммов. Это Алена списала на усталость и недосыпание из-за маленького ребенка и не придала этому особого значения. Но однажды, когда она вышла на балкон и сделала глубокий вдох - почувствовала сильную боль в груди. И тогда поняла, что сына она уже не кормит и пришло время заняться своим здоровьем.

Алена сделала флюорографию и рентген. Результаты сразу насторожили врачей, они поставили диагноз «саркоидоз» и направили на лечение в пульмонологический центр 17 больницы. Но лечение не помогало, Алене становилось только хуже: к худобе, боли в груди, потливости и постоянной усталости прибавилась еще и высокая температура.

Эти дни Алена называет «выпавшими из жизни». Рассказывает, что у нее не было сил и желания даже двигаться, ни есть не хотела, ни пить. Маленьким ребенком все время занимался муж. Она же «ничего не видела по сторонам».

Через месяц безрезультативного лечения Алена попадает в Институт фтизиатрии и пульмонологии имени Ф. Г. Яновского. Девушка вспоминает: «Профессор меня прощупал – лимфоузлы наружные – и сразу понял, что это. Оказалась такая интересная штука: у меня внутри весь организм покрылся лимфоузлами, а снаружи ни одного лимфоузлика и не было». В Институте рака уже определили, что это лимфогранулематоз четвертой стадии и сразу же назначили химиотерапию. Алена говорит, что уже после первой «химии» температура нормализировалась и она смогла посмотреть по сторонам и понять, что жизнь движется и она живет.

В Институте рака Алена прошла семь курсов химиотерапии и облучение. Весь период химиотерапии она провела в больнице, так как лечение очень ослабило организм и она могла подцепить инфекцию. Алена вспоминает, что было очень тяжело: «Все вокруг пугались, нервничали, плакали. Но у меня внутри было настолько сильное ощущение того, что все будет хорошо, что я вылечусь и пойду домой. И я так проходила все курсы. Тошнит – ем помидоры, плохо – крашу ногти, впадаю в депрессию, не сплю – качаю себе мультики и фильмы. Очень поддерживала мой лечащий врач Филоненко Катерина Сергеевна. Именно она дала мне правильное напутствие, что мы со всем справимся! Она помогла мне выжить и поставила на ноги».

Когда можно было Алена вместе с папой ездила в книжный магазин и покупала книги: «Я уходила в книги – там своя жизнь, свой мир. Это помогало мне не зацикливаться на том, что происходит вокруг и отвлечься от грустных мыслей».

Мама Алены буквально поселилась в больнице и помогала ей справляться со всеми осложнениями химиотерапии. Муж уволился с работы и стал для сына, которому на тот момент было чуть больше годика, и мамой, и папой. Когда Алена попала в больницу, малыш начал вздрагивать. Невропатолог сказал: «Это результат резкого отлучения от мамы. Ребенок скучает». И посоветовал максимальный контакт с мамой, чтобы у малыша не повредилась нервная система. Алена рассказывает: чтобы хоть как-то контактировать с ребенком она каждый день звонила домой и разговаривала с малышом по громкой связи – рассказывала ему истории на ночь и желала спокойной ночи. Иногда Алену отпускали домой. Но так как у нее был очень ослабленный иммунитет и она могла подхватить любую инфекцию, даже дома ей приходилось носить марлевую повязку и минимально контактировать с ребенком: «Ему же прививки делают, мне нельзя с ним контактировать. По сути, ему же вносят мелкую инфекцию, а я к ней восприимчива. То есть, ему делают прививку, а заболеть могу я. Поэтому минимум контакта даже с ребенком. Тяжело очень было». Алена рассказывает, что малыш настолько отвык от мамы, что первое время по возвращению домой он ее не признавал: «Он воспринимал папу, как маму, а меня – как постороннего человека. Он меня не узнавал, не признавал, я для него была чужим человеком. И пришлось некоторое время налаживать контакт по-новому».

Алена провела в Институте рака почти год. А когда вышла, у нее возник вопрос: что делать дальше? что делать со всеми этими «нельзя»? Ей казалось, что нельзя ничего: «Нельзя загорать, нельзя греться, нельзя перемерзать, нельзя болеть, все нельзя». Алена вспоминает, что ее очень пугали внешние изменения, которые произошли во время болезни: «В 22 года по сути выглядеть на 10 лет старше это конечно очень травматично в плане психики. Я все время была красивая, привлекательная, а тут вот так... Но меня очень поддерживал муж. Когда я была толстая, лысая, щеки огромные от гормонов - он говорил, что я красивая и он меня любит. Это было очень приятно и очень стимулировало».  Поддержка близких помогла Алене взять себя в руки: она начала правильно питаться и заниматься минимальными физическими нагрузками.

Однажды на прогулке с сыном к ней подошла девушка и пригласила на тренировку в женский фитнес-клуб. Алена утверждает, что с тех пор ее жизнь изменилась: «Когда я сказала маме, что я иду на фитнес - мама была в ужасе.  Но я настояла, я пошла, я хотела, я стремилась. С тех пор моя жизнь кардинально изменилась. Я ходила на все тренировки, на все занятия. Через год тренировок я поняла, что мое здоровье хуже не стало, а наоборот – я стала лучше себя чувствовать, я потеряла вес». Но на этом Алена не остановилась – через пару лет тренировок она пошла работать тренером: «Тут уже был в ужасе папа. Он говорил, что я не выдержу нагрузок. А я хочу и все. Мне мало стало. Мне мало было быть просто тренированным человеком. Вроде бы все хорошо, все красиво, уверена в себе и одежда на 3 размера меньше. Но мне захотелось большего».

Уже почти два года Алена активно работает тренером, преподает восточные танцы. Теперь она помогает женщинам, которые прошли лечение онкозаболеваний. Рассказывает, что очень часто к ней на тренировку приходят женщины после рака груди и она помогает им поверить в себя: «Как наши женщины: дом, семья, дети… На себя не находится времени. Когда ко мне приходят женщины, я пытаюсь объяснить им, что это ваше время, которое вы должны уделять себе и своему здоровью. И что мы способны на большее, чем нам кажется – наше тело подвластно нашим мыслям».

Сейчас сил и энергии у Алены хватает не только на то, чтобы отработать свою смену, а и в случае необходимости подменить своих коллег: «У меня ничего не болит, помимо сопутствующего, что я приобрела в период лечения. Но если у меня даже что-то болит – это только стимулирует меня:  я все равно иду, переступаю, забываюсь – и все проходит».

Своим примером Алена хочет показать, что главное желание – и все получится!

http://onco.com.ua/r...__niyak_inakshe



Комментировать

Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

токарно фрезерные работы по металлу от обработка металла любой сложности недорого в фирме

Дата: 04 Июл 2016 14:24

купить двутавр от Сварные балки различной сложности недорого на заводе металлоконструкций Монтажник

Дата: 15 Авг 2016 08:44