Задать вопрос

Вам отказали в лекарствах?!

Бесплатная консультация онкологов и онкогематологов

Перейти к содержимому

Горячая линия:

8 800 200 2 200

с 9 до 21 часа

Узнать больше...


Людмила Рыбина





Приговорённые

03 Октябрь 2013 · - - - - - · 3 728 Просмотров


Приговорённые Пятилетняя выживаемость больных злокачественными новообразованиями в нашей стране составляет менее 43% (это самый низкий показатель в Европе!), а в структуре смертности населения России от управляемых причин онкология устойчиво занимает второе место, ежегодно унося жизни почти 300 000 наших сограждан.

София Винтрич и Бержит Корчен-Кюхель работают в европейских пациентских ассоциациях больных с множественной миеломой. У обеих женщин это заболевание диагностировали больше 7 лет назад. Но так совпало, что медицина в последнее десятилетие развивалась в мире стремительнее, чем болезнь конкретного пациента, и, в частности, у этих двух милых женщин. А до середины прошлого века максимальная продолжительность жизни таких больных достигала всего 17 месяцев, и ни одного лекарства для борьбы с недугом не было.

С начала 2000-х случился прорыв в борьбе с онкогематологическими заболеваниями. Инновационные препараты позволили увеличить среднюю продолжительность жизни больных с миеломой в США и Европе, где применяются все современные средства лечения,  до 20 лет. При этом главным достижением ученые называют улучшение качества жизни: сохранение работоспособности и активности.

Для Софии и Бержит этим летом произошло знаменательное событие: 15 июня Европейский комитет по лекарственным препаратам для медицинского применения (CHMP) положительно оценил помалидомид — новый препарат для лечения множественной миеломы, который был одобрен ранее в США. Для многих больных миеломой со стажем новый препарат — это продление жизни: болезнь не излечивается полностью даже самыми современными методами, они только держат ее под контролем, не дают развиваться. Но через некоторое время развивается привыкание к препарату (резистентность), наступает рецидив. Поэтому у больных со стажем надежда только на ученых, которые продолжают работать над поиском новых препаратов и методов лечения.

К счастью для жителей Евросоюза, официальное одобрение Европейским комитетом СНМР нового препарата означает, что буквально на следующий день больные, которым показано лечение инновационным препаратом, могут прийти к своему лечащему врачу за рецептом, а потом в аптеку за лекарством.

Регистрация в Европе нового препарата этим летом совпала с 18-м конгрессом Европейской гематологической ассоциации. Жанна Давыдова — заведующая отделением гематологии Смоленской отделенческой больницы ОАО «РЖД», главный гематолог Смоленской области, одна из российских участников конгресса. Я спросила ее: чему вы позавидовали, общаясь с западными коллегами на конгрессе? Жанна Давыдова поправила меня: правильнее спросить — что хотелось бы внедрить в российскую практику? И ответила: «Прежде всего принцип раннего доступа к инновациям в терапии, чтобы лечение не зависело от того, в каком регионе проживает пациент. В большинстве европейских стран существуют стандартные протоколы терапии, в рамках которых пациенты одинаково обеспечиваются лечением, — это преимущество, которое имеет и пациент, и врач, независимо от места жительства. Собственно, в эту сторону реформируется здравоохранение и у нас в стране. Другой вопрос, что пациенты с гемобластозами не могут ждать, пока завершатся реформы. Чтобы жить, они должны получать лечение сейчас».

Ольге П. из Пензы поставили диагноз «множественная миелома» в 2007 году. Перед тем несколько лет болел позвоночник, мучили утомляемость, слабость, головокружение, головные боли. Ужас охватил, когда онколог сказал, что это рак крови и он — неизлечим. Ольга стала сама искать сведения о лечении своей болезни, английским владеет. И нашла: препараты есть, но у нас они недоступны. Впрочем, Ольге и здесь повезло: в 2008 году в России были сделаны первые шаги на пути к эффективному лечению, была принята федеральная программа льготного обеспечения дорогостоящими лекарствами «7 нозологий» — лечение семи заболеваний взял на себя федеральный центр (множественная миелома оказалась в этом списке).

Несколько курсов лечения дали у Ольги хороший результат. Боли уменьшились, анализы улучшились. Заболевание не прогрессировало. Но через три года состояние стало ухудшаться: раковые клетки приспособились к препарату. Чтобы держать болезнь в спящем состоянии, нужно новое решение. И оно есть. Для больных в Европе и Америке разработаны препараты второй линии. Иммуномодулятор леналидомид назначается больным, которые уже получали хотя бы одну линию терапии и оказались резистентны к предшествующему лечению. Но в нашей программе «7 нозологий» этого препарата нет. Его еще не было в то время, когда стартовала программа, а с тех пор она не расширялась. Больные получают только один препарат — бортезомиб. Главный гематолог Смоленской области Жанна Давыдова объясняет: «Федеральная программа «7 нозологий» в онкогематологии сыграла революционную роль, с 2008 года мы получили возможность применять новейшие методы лечения для первой линии терапии пациентов с множественной миеломой, хроническим миелолейкозом, гемофилией, лимфомами. Но прошло пять лет, у трети больных развилась резистентность к препаратам первой линии, они нуждаются в препаратах второй линии по жизненным показаниям». Это приговор?

Так дело обстоит далеко не только с миеломой. В целом программа в той или иной степени удовлетворяет потребности в лекарствах лишь двух процентов онкологических больных в России. Как же остальные? Они обращаются в Минздрав и получают ответ: «Вас должен обеспечивать препаратом не федеральный центр, а регион». Обращаются в региональное управление здравоохранения, им отвечают: «В региональном бюджете нет денег». И, наконец: «Подождите, пока мы закончим реформу здравоохранения».

О новом препарате, который в этом году начал спасать больных миеломой в Европе и Америке, нашим больным пока и мечтать не приходится: он у нас еще не зарегистрирован. А вот препарат второй линии леналидомид в 2009 году зарегистрировали и в России. Но вновь проблема: препарат не входит ни в одну из программ государственного финансирования.

Люди, страдающие тяжелейшими заболеваниями, вынуждены обращаться в суд, чтобы получить положенную по закону помощь. Суды неохотно принимают подобные иски. По оценкам «Лиги защитников пациентов», за последние четыре года в России было выиграно около 60 судебных дел по обеспечению больных необходимыми лекарствами. Но судебные процессы длятся годами, и зачастую помощь приходит слишком поздно, когда врачи оказываются бессильны.

«Мы все надеемся, что до конца 2013 года, как и планирует Минздрав, будут внесены изменения в программу «7 нозологий», — говорит Жанна Давыдова, — и тогда многие наши пациенты и их родные обретут надежду на выздоровление».

Обретут ли? Минздрав пока не дает положительного ответа. Хотя в этом случае речь идет не о дополнительном финансировании программы лекарственного обеспечения, а лишь о расширении перечня препаратов в рамках существующего бюджета, по сути — об оптимальном расходовании федеральных средств.

http://www.novayagaz...iety/60267.html



Комментировать

Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

cash advance от cash advance

Дата: 30 Окт 2014 11:38

купить бронедвери от бронированные изделия различной сложности качественно на заводе

Дата: 30 Июн 2016 15:04

стоимость сварной балки от Сварные двутавровые балки любой сложности качественно на предприятии Монтажник

Дата: 21 Июл 2016 14:17

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5 6 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Последние записи

Последние комментарии