Задать вопрос

Вам отказали в лекарствах?!

Бесплатная консультация онкологов и онкогематологов

Перейти к содержимому

Горячая линия:

8 800 200 2 200

с 9 до 21 часа

Узнать больше...


Редактор





«Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь»

04 Июнь 2013 · - - - - - · 1 569 Просмотров


«Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь» «Если пациента нельзя вылечить, это не значит что ему нельзя помочь» — это слова основателя Первого Московского хосписа Веры Миллионщиковой. О том, что такое паллиативная помощь, корреспонденту РИА АМИ рассказала главный врач первого московского хосписа Диана Невзорова.

- Диана Владимировна, расскажите, пожалуйста, о Первом Московском хосписе, и о том, что такое хоспис сегодня?

- Хоспис — это медицинское учреждение преимущественно для онкологических больных. В такого рода учреждения попадают пациенты с запущенной IV стадией болезни — обычно за 6 месяцев до смерти — и специфическая терапия здесь уже не показана.

Первый Московский хоспис, который создавался именно для онкологических больных центрального округа столицы в финальной стадией болезни, существует уже 20 лет. Теперь в Москве 8 хосписов, которые обслуживают разные округа. Но, мы берем пациентов не только центрального округа, но и любого больного, который пришел к нам с направлением районного онколога.

Это пациенты, которым нужна паллиативная помощь — поддержание жизненно важных функций и снятие болевых синдромов. В хосписе активно работает социальная служба, поскольку у паллиативных пациентов возникает много социальных проблем. Нередко они одиноки. Обычно, попадая в хоспис, они уже потратили на лечение все свои деньги. В основном, это люди социально неблагополучные, потерявшие работу. Поэтому социальная служба здесь очень востребована. Наши сотрудники, помогают больным по хозяйству, приносят на дом еду, лекарства, привлекают добровольцев, которые выполняют большую работу. Поэтому говорить, что общество не изменилось, совершенно не справедливо.

- Какие человеческие качество нужны для работы в хосписе?

- Прежде всего, должно быть большое сердце, желание помочь… Хотя плохих людей в медицине нет. Туда идут люди, которые еще в школе мечтают пойти в медучилище или в мединститут, потому что у них есть острая потребность помогать людям. С детства они лечат кошечек, собачек… Случайные люди просто уходят из медицины. Чтобы работать в хосписе, человек должен понимать, что сейчас на паллиативной койке лежит человек, которому плохо, а завтра там можешь оказаться ты или твой родственник, и нужно поступать с человеком так, как ты хотел бы чтобы поступали с тобой.

- Какие российские хосписы могут служить примером для подражания, и как вы относитесь к их работе?

- Пять лет назад я была в Псковском хосписе, работа которого произвела на меня большое впечатление. Я поняла, что не только мы, но и врачи в регионах, там где и меньше и зарплата, и возможностей, инициативные люди помогают безнадежным больным. Главный врач Псковского хосписа ищет и находит деньги — со всеми дружит, со всеми пытается общаться, от каждого получает помощь. Персонал от нее не бежит. Находясь в этом хосписе, я обратила внимание, что ремонт первым делом был сделан в стационаре, а уж потом — в кабинете главного врача. Это о многом говорит. Когда мы с ней шли по коридору, все улыбались, а не выстраивались по стойке смирно. И Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» помогает Псковскому хоспису. Я была восхищена их работой.

- Москва — крупный мегаполис. Сколько еще хосписов необходимо для города?

- Паллиативная помощь — это не только хосписы. Мы должны понимать, что невозможно заменить все паллиативные койки хосписами. Не менее важна помощь на дому, в кабинетах, в поликлиниках. Подобные отделения должны быть в больницах или в онкологических центрах. По-хорошему, на каждую 400000 тыс. человек должен быть 1 хоспис. Сегодня население Москвы составляет 20 млн. человек, поэтому нам нужно не 8 хосписов, а 28, к тому же с выездными службами. В каждой поликлинике должен быть кабинет паллиативной помощи, а в больницах — отделения паллиативной помощи. Потребность в них огромная.

- На чем, на Ваш взгляд, держится паллиативная помощь в России?

- До выхода порядков оказания паллиативной помощи взрослому населению РФ, эта работа в стране не имела правовой основы и держалась на энтузиазме. Паллиативная помощь в России базировалась на опыте работы иностранных хосписов, зарубежных коллег по паллиативной помощи. Сейчас, в связи с выходом нового приказа, здесь будут работать не только энтузиасты. Все регионы должны будут создать паллиативные койки. Сейчас на базе третьего мединститута создается кафедра паллиативной медицины, а на базе первого мединститута планируется создание паллиативных центров.

- Какой опыт зарубежных хосписов может быть для нас полезен?

- У меня небольшой опыт посещений иностранных хосписов. Я была в Венгрии. В конце июня планирую съездить в Букенгем. На конференции в Венгрии мы познакомились со специалистами иностранных детских хосписов. Меня удивило и поразило, что весь персонал — это родители умерших детей.

Честно говоря, я думала, что у нас тут все так хреново, а за рубежом все хорошо, у них государство об этом думает и хосписов там полно. Оказалось, вовсе нет. Когда мы рассказывали о том, что у нас масса проблем, вопрос был один — зачем вы связываетесь с государством? Почему хосписы должны быть государственные? То есть и там все держится на энтузиазме.

Казалось бы, совершенно благополучный человек вдруг начинает строить детский хоспис. Для меня также стало большим открытием, что строительством хосписов занимаются люди, которые имели опыт потери ребенка. В Венгрии я услышала такую историю: семья собралась переправиться через Дунай на пароме. Отец ушел покупать билеты, а мама вышла и просто стояла у машины. В машине было двое детей, и вдруг она покатилась вниз и набирая обороты стала стремительно скатывалась в реку. Мама бежала за машиной, хватала машину руками, но остановить ее уже было невозможно. Все люди смотрели, и ни кто нечего не мог сделать. Это пример того, что такое паллиатив.

Чувства этой женщины переживают родители безнадежно больных детей: они также пытаются схватить стремительно уносящегося ребенка, а схватить не могут.

За последние годы через Первый Московский хоспис прошло около 60 детей, страдающих онкологическими болезнями. И практически со всеми родителями этих умерших детей, мы поддерживаем дружеские отношения. И многие из них, узнав, что мы стали заниматься детским хосписом, пытаются нам помочь.

Оригинал - http://ria-ami.ru/news/98144



Комментировать

Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

скачать договор изготовление металлоконструкций от производство изделий из металла любой сложности недорого в компании

Дата: 01 Июл 2016 10:54