Задать вопрос

Вам отказали в лекарствах?!

Бесплатная консультация онкологов и онкогематологов

Перейти к содержимому

Мы ВКонтакте Мы в Фэйсбуке

Горячая линия:

8-985-765-75-32

Пн.-Пт. 08:00 - 13:00 (время московское)

info@rakpobedim.ru

Где я лечила рак (остеосаркома крестца)

Онкодоктор727 , 04 сен 2018 08:36
остесаркома крестца рак рак молочной железы рак кишечника

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

Отправлено 04 Сентябрь 2018 - 08:36

Здравствуйте, я хотела бы поделиться своей историей излечения рака. Мне 26 лет, проживаю в Алматы. Диагноз: остеосаркома крестца.

Первые боли появились в области поясницы во время беременности в январе 2014 года, врачи говорили, что это беременность и ставили диагноз пиллонифрит, на более поздних сроках говорили что плод давит и что это тоже нормально. Вобщем терпите все пройдет.
Первые КТ и МРТ я сделала в октябре 2017 года, тогда уже стало понятно что это некая опухоль и я пила бады разные, травы антипаразитарные. Целый месяц я это делала и у меня значительно уменьшились боли, до такой степени они уменьшились, что боли вобще не было и я была уверена что опухоли тоже нет, т.е самочувствие было настолько хорошим, что я могла нормально сидеть. До этого я была вся скрюченная, ходила как бабулька.
Повторное МРТ я сделала в октябре 2017, и увидела что опухоль не ушла, но уменьшилась в размерах немного, ушло сдавливание спиномозгового канала, что тоже было хорошо, но опухоль не ушла. Конечно я очень расстроилась, плакала и видимо мое расстройство, стресс послужили триггером для возобновления боли. Получается, как только я снова узнала что опухоль есть, снова начались боли. Боли были настолько сильными, что ни одно обезболивающее мне не помогало, я плакала, не спала ночами. Я приняла решение сделать операцию, т.е. думала вырежу и все забуду на этом.
Нейрохирург в Астане, сказал что операция не сложная, будет длиться 4-5 часов, что они мне уберут половину позвонка и заменят на металлоконструкцию титаническую. Потому что позвонок разрушен этой опухолью. Я подготовилась к операции, но в день операции 5 декабря я пролежала на операционном столе 9 часов. Операция длилась долго, потому что когда они разрезали это место где опухоль, они увидели то она агрессивная и что она распространилась на большую площадь, чем было показано до этого на МРТ и что она задела не только позвонок, но и крестец за это время тоже. И хирургу пришлось вырезать все это, и чтобы как то потом заполнить крестец они доливали медицинский цемент. Как мне врач сказал потом, что они прочищали каждый нерв, была очень ювелирная работа. Это на самом деле было так, к хирургу никаких претензий нет, он не онколог все таки. Он сказал, что это злокачественная опухоль и что мне здесь в Казахстане никто с этим помочь не сможет.
31 декабря 2017 года я уже нахожусь в Израеле и прохожу ПКТ и 4 января врач онколог в израеле говорит что это остесаркома. Я в Израеле прошла 7 курсов химиотерапии, на этот момент июль 2018 года мой рост 1,63 м вес 39 кг. Во время операции 5 декабря мой вес был 49 кг. За пол года, за 7 курсов химиотерапии я сбросила 9-10 кг, это не про здоровье. И когда я летела на 7 курс химиотерапии, я летела с четким намерением, что это мой последний курс. Потом будет облучение, что динамика в целом хорошая, опухоль как то чуть чуть уходит, кость как то восстанавливается – это то, что мне сказал врач. Но общее мое самочувствие в целом, было более менее хорошее, но тошнота, запоры, проблемы с пищеварением, когда на еду смотреть не можешь, даже упоминание еды вызывает тошнотный рефлекс. Это впринципе не про здоровье (химиотерапия). Я отказалась от 8 химиотерапии, я не знала пока что буду делать, но так случилось и при чем не случайно произошло, что встретила доктора онколога Жандосова Олжаса Каиртаевича.
Мне очень понравился его подход, он сразу сказал, что проблема в голове. Можно бесконечно долго добивать медикаментозно, химиотерапией, лучевой терапией, но пока не уйдет причина в голове, та причина которая привела к этой болезни, я не вылечусь. Более того на первом приеме, когда  я к нему пришла он сказал мне: «Вы умрете.», я сказала: «нет, я буду жить». Дело в том, что мне никто до этого не говорил таких слов, что я умру и вот это вот ощущение какого то благополучия как то вот «замыливало» общую картину моего состояния. Я в полной мере не осознавала насколько серьезно это заболевание. И насколько я себя на самом деле загнала в этот угол, что организм стал просто само разрушаться.
Я не знаю, что было бы если бы я не начала работать со своим внутренним миром, может быть меня уже не было здесь. Олжас Каиртаевич мне тогда сказал, вы знаете те кто уже тогда заболел этой болезнью их уже нет в живых, а вы жива. Значит вы смогли что то изменить в своей голове, поэтому вы и живете, у вас есть какая то миссия, только поэтому вы все еще живы. И мне очень понравился этот подход, потому что в Израеле как только химия, только медикаменты.
В лице Олжаса Каиртаевича и других врачей я увидела людей реально заинтересованных в моем выздоровлении, что я не дойная корова для них, которая будет выкладывать суммы денег (сотни тысяч долларов) на якобы лечение. Я увидела людей, которые реально хотят помочь, при том что они мне сказали такую вещь:
«Что не надо видеть во враче Бога, не надо делать из врача Бога. Только вы можете себе помочь, только вы можете себя спасти. Мы даем те инструменты, при помощи которых вы можете это сделать, но это можете сделать только вы.
Вы умираете, и вы умрете и вы должны это понимать, что у вас все серьезно. И пока вы это не поймете, вы не сможете ничего изменить, вы не сможете вылечиться и у вас не будет шанса на жизнь. Но когда вы это осознаете, поймете и начнете с этим работать у вас будет шанс на жизнь».
Конечно кому приятно и кто готов услышать о том, что он умрет. Я плакала, у меня была тряска, шок, паника и стресс (трезвость ума, осознание реальности). Состояние через которое надо было пройти. И это состояние очень собрало и мобилизовало меня, что нельзя расслабляться, что надо работать со своей психикой, головой, подсознанием, надо убирать ту причину которая находится в голове. И в этом плане Арман Женисовчи и Олжас Каиртаевич дают очень хорошие инструменты. И медикаментозно тоже поддерживают, сейчас я прохожу курс детокса, после курса детокса начнутся основные процедуры (процедуры детокса необходимы, потому что организм просто разрушен после химиотерапии.). И причина она многогранная и в основном она сидит в голове. Я нашла тот подход, который искала.

Но для начала сама обстановка в клинике располагает к исцелению, к выздоровлению. Здесь нет белых стен, больничного запаха, запаха химиопрепаратов. Когда я была в Израеле, вот это жуткий запах химиотерапии и больничная обстановка вызывало некое сопротивление или отторжение. Те, кто когда ли был или лежал в больницах на химиотерапии, понимают о чем я говорю.
Здесь, когда я пришла, как в отеле на курорте, прекрасный вид из окна, деревья красивые, вид на горы, это все очень располагает. И это дает телу и организму расслабиться и получать как бы это странно не звучало, удовольствие от лечения, и это на самом деле очень важно. Если говорить именно о процедурах детокса, то я стала бодрее, и это заметно по ощущениям. Я стала меньше уставать, исчезло хроническое чувство усталости. Оно у меня было на протяжении долго времени. Инструменты, которые дают врачи в этой клинике они позволяют найти внутренний баланс и гармонию. И само собой происходит исцеление организма от рака. И это абсолютно не сравнимые вещи, через что я проходила в Израиле и что я получаю здесь.
Ну и по затратам в Израиле с 31 декабря по 4 июля я потратила 122 тыс долларов включая перелеты, проживание, питание, обследования сумма довольно не маленькая. Здесь я трачу в разы меньше, но получаю несоизмеримо больше.

Теперь я расскажу вам как все проходит в клинике в Израеле.
На самом деле все довольно интересно проходит, как изменения так и сам процесс. В плане самочувствия, в плане динамики моего исцеления, физически я себя чувствую намного лучше бодрее, уже нет такой слабости, у меня очень «круто» заработал иммунитет! До такой степени круто, что у меня бывает температура до 40.7 и при этом я себя очень хорошо чувствую. Если например взять период до болезни, когда я могла простыть, лежать и лежишь под одеялом, чайок пьешь и все, делать больше ничего не можешь. А здесь я с температурой под 40-41 очень легко переношу, даже никак не ощущается. Нет слабости, нет отрыва от повседневной жизни. Иммунитет очень круто заработал и мне это очень нравиться, может быть представители постсоветского пространства думают, что это что то плохое, но нет это не так на самом деле.
В Израеле я выпадала из жизни дней на 10 просто. Сам процесс химиотерапии, сама процедура очень не приятная. По сути это просто отправление организма, потому что помимо того что химиопрепараты убивают раковые клетки, так они еще уничтожают абсолютно все здоровые клетки. И в первые минут 10-15 как мне начинали капать химиопрепараты, у меня уже начиналось изменение привкуса во рту, слабость, мне просто хотелось уснуть на все 6 часов что мне капали химиотерапию. Я просто хотела уснуть чтобы не чувствовать, не ощущать, не видеть вот этого всего,но у меня не получалось этого сделать, потому что помимо химиопрепаратов в меня вливали еще 2-3 литра жидкости, между препаратами и просто необходимо посещать туалет. И после того как процедура заканчивалась и я выходила из клиники, было такое состояние что хоть на носилках выноси. Слабость, потеря ориентации в пространстве, невозможно смотреть ни на какую еду, ни запах, даже думать о еде не возможно, собственно это и есть причина потери 10 кг. Это очень тяжело, и после этого я просто спала, я сутками спала. Я могла уснуть на 12-14 часов, просто выпадала из жизни дней на 10, после этого я восстанавливалась. У меня курс был каждые 3 недели, и каждые 3 недели я должна была возвращаться в Израиль обратно и проходить химиотерапию. Т.е. получается я 10 дней валяюсь дома, у меня потом остается промежуток еще 7-10 дней, которые я как то проживаю по человечески и потом опять стресс, опять перелет, химиотерапия и вот так вот постоянно все это было. И я удивилась когда сказала врачу в Израиле что мне трудно это дается каждые 3 недели это проходить, когда я задумалась о том, что должен быть другой выход. И мне они просто сказали, а вы знаете у нас есть девочка 11 лет которая прилетает каждую неделю…с таким намеком, что ты тут жалуешься нам, когда тут девочка каждую неделю проходит.
По ощущениям, я должна была попасть в клинику в Казахстане раньше, я думаю что я была бы уже абсолютно здорова, без тяжелых последствий для своего организма сопутствующих химиотерапии. Но тот момент была паника, было страшно, посоветовали Израиль и просто мы туда полетели. А так, стоит обращаться сразу же. Т.е. если врач дает какие то гарантии, как мне в Израиле: «вы 100% выздоровите», но он же не Бог чтобы давать такую гарантию, такую гарантию могу дать только я себе помочь. Поэтому стоит обращаться сразу, не надо думать что за рубежом делают лучше. Возможно где то и делают лучше, но стоит с умом подойти к выбору, все таки здоровье и жизнь нужна только мне только вам, тому человеку кто заболел и хочет вылечится. Как сейчас я это вижу и тогда уже начала это чувствовать просто выкачивание денег в Израиле, делать как можно дольше, как можно большими дозами и как можно больше с меня брать.

Я еще иду к 100% осознанности принятия и прохождения этого пути. Но теперь я многие вещи стала понимать и смотреть совсем по другому. Что причина многоранна, что это проявляется не только на физическом теле, сначала это маячит на более тонком уровне, в качестве маяка какого то, знака, который надо суметь увидеть, я этот знак пропустила. В результате это привело к образованию злокачественной опухоли которая разрушала мой организм.
На данный момент у меня нет злокачественно опухоли, сейчас я работаю над иммунитетом и восстановлением организма. Потому что после всех курсов химиотерапии организм похож на разбитую вдребезги вазу. Всем удачи, надеюсь информация была полезной.
  • Наверх




Темы с аналогичным тегами остесаркома крестца, рак, рак молочной железы, рак кишечника

0 Пользователей, просматривающих эту тему